2 апреля 1961 г. «Сброс головного обтекателя ракеты-носителя. В эфире раздался голос Гагарина: «Вижу Землю… Красота-то какая!»

После салюта Победы в 1945 году прошло всего лишь 16 лет. Истерзанная, потерявшая миллионы жизней страна в кратчайшие сроки восстановила экономику и шагнула ввысь, к звездам. Как это оценить? Как объяснить современным мальчишкам, что парнишка из провинции смог получить высококлассное образование и взлететь не только в небо к птицам, но выше – в космос?

В 1976 г. в школе мне подарили книгу «Юрий Гагарин. Вижу Землю». Смутно вспоминаю – видимо, к торжественному приему в пионеры в музее В. И. Ленина (г. Москва). На второй странице обложки - поздравление и приветствие юному ленинцу от ЦК ВЛКСМ. В самой книге собраны рассказы самого Гагарина о детстве, юности, учебе, подготовке в космонавты, о самом полете и воспоминания Г. Титова, А. Леонова.

По сути, это – адаптированные мемуары Юрия Гагарина, для «младшего школьного возраста». Полностью его воспоминания можно прочитать в книге «Дорога в космос. Записки летчика-космонавта СССР» (1961 г.).

Так как зарождалась легенда?

Юрий Гагарин (сидит в центре), его старший брат Валентин, младший брат Борис и сестра Зоя.

Юрий Гагарин родился в 1934 г. в селе Клушино, в Смоленской области (ранее Гжатский район). Отец его был плотником, золотые руки, а матушка работала на молочной ферме. В семье было четверо детей – старшие брат и сестра и младший брат. Юрий Алексеевич так писал о своих родителях: «Отец мой - Алексей Иванович Гагарин - сын смоленского крестьянина-бедняка. Образование у него было всего два класса церковноприходской школы. Но человек он любознательный и многого добился путем самообразования; в нашем селе Клушино, что недалеко от Гжатска, слыл мастером на все руки.

Мама наша, так же как и отец, в молодости не смогла получить образования. Но она много читала и многое знает. Она могла правильно ответить на любой вопрос детей».

Любовь к небу вошла в его жизнь с раннего детства. Это ведь в городе света белого не видно. А на воле?

«Бывало, заберешься тайком на крышу, а перед тобой колхозные поля, бескрайние, как море, теплый ветер гонит по ржи золотистые волны. Подымешь голову, а там чистая голубизна... Так бы, кажется, и окунулся в эту красу, и поплыл к горизонту, где сходятся земля и небо… Лежим навзничь с раскрытыми глазами, а над нами созвездия одно краше другого. Валентин, мой старший брат, все допытывался:

- Живут ли там люди?

Дядя Паша усмехнется и задумчиво скажет:

- Кто его знает... Но думаю, жизнь на звездах есть... Не может быть, чтобы из миллионов планет посчастливилось одной Земле...»

В школе Юрий проучился недолго. Всего 2 месяца в первом классе. Бои шли уже под Вязьмой, и тогда-то он увидел впервые самолет. «В этот день над нашим селом пролетело два самолета с красными звездами на крыльях. Первые самолеты, которые мне пришлось увидеть. …теперь, припоминаю, один из них был «ЯК», а другой «ЛАГГ». Он был подбит в воздушном бою, и летчик тянул его из последних сил на болото, поросшее кувшинками и камышом. Самолет упал и переломился, а пилот, молодой парень, удачно выпрыгнул над самой землей. Рядом,, на луг, опустился второй самолет - «ЯК». Летчик не оставил товарища в беде».

Мальчишки прибежали к летчикам, наперебой приглашали переночевать у себя, но летчики остались около машины, а наутро улетели.

Надо было срочно эвакуироваться, через деревню уже шли отступающие войска, беженцы… но не успели Гагарины. Немцы ворвались в деревню неожиданно.

Семью выселили в погреб. Гагарин рассказывает, как они, мальчишки, старались навредить немцам – то гвозди на дороге разбросают, то битые бутылки. Хозяину немцу Юрий отомстил так: затолкал в выхлопную трубу тряпки и мусор. «Он меня ненавидел и несколько дней не подпускал к землянке. Пришлось ночевать у соседей, а там только и разговору было, как досадить фашистам».

Фронт подходил все ближе. Ребята стали свидетелями подвига советского летчика. «Помню, пролетели над селом шесть наших самолетов. Затем послышался гул бомбежки. Смотрим, обратно возвращаются. Но одного не хватает. Было шесть самолетов, а стало пять. И считать-то мы могли тогда только до десяти, и вычитания еще не проходили, а поняли, что одного недостает. Стали соображать: куда делся? А тут и он. Горит, но летит над самой улицей, забитой войсками, и бьет по ним из всех пушек. Фашисты - кто куда. Шум. Крик. Паника.

Стали мы гадать: долетит до своих или не долетит? А летчик развернулся и снова на колонну. Теперь уже сыплет бомбами. А потом и сам в самую гущу немцев врезался.

- Как Гастелло! Как Гастелло! - закричали мы, знавшие от взрослых о подвиге человека с этой фамилией.

Вскоре мы доведались, что этот самолет подбили немецкие зенитчики, окопавшиеся за селом на холме. Возмездие пришло незамедлительно. Утром нагрянула пятерка таких же самолетов - теперь-то я знаю, что это были штурмовики - «ИЛы», - и смешала с землей и зенитную батарею и прислугу. Ни один фашист не уцелел».

Вот так они взрослели. Перед уходом из села немцы угнали молодежь, среди них – старших брата Валентина и сестру Зою. Они сумели убежать и пошли служить в Красную армию.

А 9 апреля 1943 г. Красная армия освободила Клушино. Началась мирная жизнь, а с ней и учеба.

Юрий Гагарин, принят в пионеры

«После двухлетнего перерыва я снова отправился в школу. На четыре класса у нас была одна учительница - Ксения Герасимовна Филиппова. Учились в одной комнате сразу первый и третий классы. А когда кончались наши уроки, нас сменяли второй и четвертый классы. Не было ни чернил, ни карандашей, ни тетрадок. Классную доску разыскали, а вот мела не нашли. Писать учились на старых газетах. Если удавалось раздобыть оберточную бумагу или кусок старых обоев, то все радовались. На уроках арифметики складывали теперь не палочки, а патронные гильзы».

Читать учились по «Боевому уставу пехоты»…

После войны семья Гагариных перебралась в Гжатск. Новая школа, новые друзья и учителя.

«Физику в школе преподавал Лев Михайлович Беспалов… В войну служил в авиационной части, не то штурманом, не то воздушным стрелком-радистом.

Лев Михайлович в небольшом физическом кабинете показывал нам опыты, похожие на колдовство. Нальет в бутылку воды, вынесет на мороз, и бутылка разорвется, как граната. Или проведет гребнем по волосам, и мы слышим треск и видим голубые искры. Он мог заинтересовать ребят, и мы запоминали физические законы так же легко, как стихи. На каждом его уроке узнавали что-то новое, интересное, волнующее».

Пионеры организовали в школе физический кружок, под руководством Льва Михайловича.

«Мы сделали летающую модель самолета, раздобыли бензиновый моторчик, установили его на фюзеляж, сделанный из камыша, казеиновым клеем прикрепили крылья. То-то радости было, когда эта модель взмыла в воздух и, набирая высоту, полетела, проворная, как стрекоза! А Лев Михайлович почти серьезно пообещал:

- Быть вам, хлопцы, летчиками...»

После шестого класса Юрий решил, что нужно получать профессию. Семья большая – шесть человек, и, конечно, о высшем образовании он тогда и не мечтал. Решил для себя, что если и поедет куда учиться, то только в Москву, благо там жил его родной дядя. Можно было остановиться на время устройства в училище.

«Первые дни они показывали столицу со всеми ее красотами, а потом Тоня отвезла меня в Люберцы на завод сельскохозяйственных машин. Там в ремесленное училище набирали молодежь. Еще в Гжатске я решил, что буду учиться на токаря, в крайнем случае стану слесарем. А тут выясняется такая картина: на слесарное и токарное отделения берут с семилетним образованием. А у меня только шесть классов, прямо хоть плачь!

- Не горюй, парень, - сказал директор ремесленного училища, - возьмем тебя в литейщики... Видал в Москве памятник Пушкину? Это, брат, работа литейщиков.

Этот довод меня сразил, и я с легким сердцем согласился: литейщик так литейщик».

В училище. Гагарин третий слева.

Гагарин и учился, и работал в литейном цехе. Половину зарплаты отправлял матери «на хозяйство».

«И хотя я учился, мне хотелось учиться еще больше. В библиотеке брал технические книги и злился, что в сутках всего только 24 часа». Гагарин поступил в седьмой класс Люберецкой вечерней школы – для техникума и, тем более, института, требовалось среднее образование, семь классов.

И после седьмого класса его направили в Саратовский индустриальный техникум. Бесплатные билеты, отличные оценки за 7 класс, 5-й разряд литейщика – конечно, в техникум его приняли.

Юрий Гагарин - студент Саратовского индустриального техникума.

«Обстановка здесь была значительно серьезнее, чем в школе и ремесленном училище. И требования пожестче и учебная база солиднее - лаборатории, библиотека, кабинеты по различным специальностям. В нашей группе было 35 человек, приехавших из разных городов Советского Союза. Среди них несколько коммунистов, орденоносцев - участников Великой Отечественной войны; они уже были женатыми людьми, имели детей. Всех их привела сюда жажда к знаниям, стремление приносить как можно больше пользы стране».

Жили – не тужили. Пусть по 15 человек в комнате, но государство и кормило, и одевало студентов. Получали стипендию. Ходили в театр и кино. Юрий много занимался спортом.

Юрий Гагарин - капитан баскетбольной команды (крайний слева).

«Одним из любимых моих предметов в техникуме, как и раньше в школе, продолжала оставаться физика. Здесь ее преподавал замечательный учитель… Николай Иванович Москвин. Физика - предмет увлекательный, но тяжелый. Не зная математики, разобраться в ней трудно… Николай Иванович не оставлял в покое нерадивого студента до тех пор, пока тот не усваивал того, чего не знал.

- Техник не может не знать физики, - говорил он нам, - земной шар вращается по законам физики».

И этот педагог организовал физический кружок, на котором Гагарин делал доклады и познакомился, готовя тему «К. Э. Циолковский и его учение о ракетных двигателях и межпланетных путешествиях» с трудами великого ученого.

К. Э. Циолковский

« Для этого мне пришлось прочесть и сборник научно-фантастических произведений Константина Эдуардовича, и все книги, связанные с этим вопросом, имевшиеся в библиотеке.

Циолковский перевернул мне всю душу … Все сказанное ученым подтверждалось наукой и его собственными опытами. К. Э. Циолковский писал, что за эрой самолетов винтовых придет эра самолетов реактивных. И они уже летали в нашем небе. К. Э. Циолковский писал о ракетах, и они уже бороздили стратосферу. Словом, все предвиденное гением К. Э. Циолковского сбывалось. Должна была свершиться и его мечта о полете человека в космические просторы».

Доклад Гагарин закончил словами Циолковского: «Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство».

Прочел и почувствовал, как сердце мое дрогнуло и забилось сильнее… И, может быть, именно с этого дня у меня появилась новая болезнь, которой нет названия в медицине, - неудержимая тяга в космос».

В 1955 г. Юрий с товарищами осуществил свою мечту стать ближе к небу – они записались в саратовский аэроклуб. Думали – сразу полетим»! Но и тут надо было изучать теорию – устройство самолета, двигателя.

«Приходилось работать в две тяги: днем занимались в техникуме, а вечером - в аэроклубе. А тут еще подоспела защита дипломных проектов - надо было подбивать итоги четырехлетнего обучения в техникуме. Мне досталась довольно сложная тема - разработка литейного цеха крупносерийного производства на девять тысяч тонн литья в год. Кроме того, я должен был разработать технологию изготовления деталей и методику производственного обучения в ремесленном училище по изготовлению этих деталей».

А летать он начал. Сначала – конечно, прыжки с парашютом, а потом – запомнившийся на всю жизнь полет на «ЯК» с инструктором Мартьяновым.

«Прошли мы по кругу, а потом Мартьянов повел машину в зону и стал показывать фигуры высшего пилотажа.

- Вот это вираж, - говорил он по самолетному переговорному устройству, - а это петля Нестерова...

И самолет сделал такую штуку, что мне сразу захотелось на землю. А Мартьянов продолжал свои узоры. Я не понимал, зачем он оглушает меня каскадом фигур. А ему это надо было для того, чтобы с одного раза решить: получится из меня летчик или нет? Вывод для себя он сделал обо мне положительный, потому что, когда приземлились, на его лице читалось удовлетворение.

Ну, что же, завтра опять слетаем? - поинтересовался он и пытливо поглядел мне в глаза.

- Я готов летать хоть круглые сутки, - вырвалось у меня».

Юрий Гагарин - второй слева.

Успешно защитил диплом, но не торопился уезжать. Курсанты аэроклуба отправились в лагеря, и Гагарин с ними. Летал. Понял, что жить без неба не сможет. И получил направление в Оренбургское авиационное училище.

«Нам предстояло научиться летать на реактивных самолетах, которые уже прочно вошли в повседневный быт советской авиации. Было интересно узнать, что пионер реактивного летания Григорий Яковлевич Бахчиванджи, сын слесаря-механика и сам бывший рабочий, став летчиком, еще в начале 1942 года первым поднявший в небо реактивный самолет, тоже учился в Оренбургском училище летчиков».

Юрий Гагарин -курсант Оренбургского военного авиационного училища.

В главном корпусе училища висели портреты летчиков-героев, учившихся в его стенах. Черно-оранжевые гвардейские ленты, дубовые листья… «как в галерее героев войны 1812 г.» - вспомнилось Гагарину.

«- Все уже сделано до нас, ребята, - сожалеюще сказал кто-то из нашей группы, - и война выиграна, и новая эра в авиации открыта...

Я ничего не ответил, но про себя подумал, что в Советской стране всегда есть и будет место для подвига. За примерами далеко не надо было ходить. Достаточно было взять любой номер «Правды» и убедиться в том, что буквально каждый день наш народ совершает трудовые подвиги, добивается новых успехов в социалистическом строительстве. В эти дни была пущена первая очередь Омского нефтеперерабатывающего завода, труженики сельского хозяйства Сталинградской области сдали государству хлеба в два раза больше, чем предусмотрено планом, на реке Нарве построена гидроэлектростанция, первый агрегат Каховской ГЭС дал промышленный ток, городу Севастополю вручили орден Красного Знамени, бригада экскаваторщика Михаила Евец на строительстве Куйбышевской ГЭС вынула 1 800 тысяч кубометров грунта, вышла книга колхозного опытника Терентия Мальцева «Вопросы земледелия», Владимир Куц установил новый мировой рекорд в беге на пять тысяч метров. Каждый день приносил что-то новое, значительное, волнующее, заставляющее думать. В те дни прочитал я в «Правде» беседу с академиком Л. И. Седовым «О полетах в мировое пространство» и вырезал ее на всякий случай».

Учились летать сначала на «ЯК-18», потом только перешли на «МИГ». Не все давалось легко, но Юрий Гагарин знал: «современный авиатор не может летать без крепких и глубоких технических знаний». Ему хотелось быть не просто летчиком, а летчиком-инженером. И он учился…

В Оренбурге он познакомился с будущей Женой Валей.

«В это время и случилось событие, потрясшее весь мир, - был запушен первый советский искусственный спутник Земли. Как сейчас помню, прибежал к самолетам Юрий Дергунов и закричал:

- Спутник! Наш спутник в небе!

Я ощутил легкий, уже знакомый озноб. То, о чем так много писала мировая пресса, о чем было множество разговоров, свершилось! Советские люди, обогнав в негласном соревновании США, первыми в мире создали искусственный спутник Земли и посредством мощной ракеты-носителя запустили его на орбиту.

Вечером, возвратившись с аэродрома, мы все бросились в Ленинскую комнату к радиоприемнику, жадно вслушиваясь в новые и новые сообщения и репортажи о движении первенца мировой космонавтики. Многие уже наизусть знали основные параметры полета спутника: его скорость, которую трудно было представить, - восемь тысяч метров в секунду, высоту апогея и перигея, угол наклона орбиты к плоскости экватора; города, над которыми он уже пролетел и будет пролетать. Мы жалели, что спутник не прошел над нашим Оренбургом. Разговоров было о спутнике много, его движение вокруг Земли взбудоражило все училище. И мы, курсанты, и наши командиры, и преподаватели задавали один вопрос: «Что же будет дальше?»

- Лет через пятнадцать, ребята, - возбужденно говорил мой друг Валентин Злобин, - и человек полетит в космос...

- Полетит-то полетит, но только кто? - подхватил Коля Репин. - Мы-то к тому времени уже старичками станем...

Спорили о том, кто первым отправится в космос. Одни говорили, что это будет обязательно ученый-академик; другие утверждали, что инженер; третьи отдавали предпочтение врачу; четвертые - биологу; пятые - подводнику. А я хотел, чтобы это был летчик-испытатель. Конечно, если это будет летчик, то ему понадобятся обширные знания из многих отраслей науки и техники. Ведь космический летательный аппарат, контуры которого даже трудно было представить, разумеется, будет сложнее, чем все известные типы самолетов. И управлять таким аппаратом будет значительно труднее.

Мы пробовали нарисовать будущий космический корабль. Он виделся то ракетой, то шаром, то диском, то ромбом. Каждый дополнял этот карандашный набросок своими предложениями, почерпнутыми из книг научных фантастов. А я, делая зарисовки этого корабля у себя в тетради, вновь почувствовал уже знакомое мне какое-то болезненное и еще не осознанное томление, все ту же тягу в космос, в которой боялся признаться самому себе».

Сданы экзамены, семья невесты готовится праздновать свадьбу Юрия и Валентины. А в космос полетела собака Лайка.

«Читая в те дни газеты, описывающие полет второго искусственного спутника Земли, я размышлял: раз живое существо уже находится в космосе, почему бы не полететь туда человеку? И впервые подумал: почему бы мне не стать этим человеком? Подумал и испугался своей дерзости: ведь в нашей стране найдутся тысячи более подготовленных к этому людей, чем я. Мысль мелькнула, обожгла и исчезла».

Служить Юрий отправился, по зову сердца, в Заполярье – в Луостари Мурманской области, в 769-м истребительном авиационном полку 122-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северного флота. Гагарин окончил училище с отличием, мог выбирать место службы и выбрал Заполярье - он хотел быть там, где труднее.

Два года Гагарин прослужил на Севере. Валя приехала к нему, там же родилась их первая дочка.

И все это время было пронизано новостями из космоса. К Луне полетел космический аппарат, несущий вымпелы с символикой СССР. Запускались спутники Земли. Приходившие с опозданием газеты прочитывались «от корки до корки». За книгой «Туманность Андромеды» в библиотеке записывались в очередь.

«Придет время, и наши космонавты привезут с Луны на Землю образцы тамошней породы», - писали мы в «боевом листке». Мы страстно верили, что человек проникнет в космос, с огромной скоростью облетит вокруг Земли, а затем придет пора волнующих стартов - к Луне, к Марсу, к Венере...»

"Луна-2"

«На встрече в Национальном клубе печати в Вашингтоне американские журналисты спросили Н. С. Хрущева:

- Когда вы думаете забросить человека на Луну?

- Человека в космос мы пошлем тогда, - ответил Н. С. Хрущев, - когда будут созданы необходимые технические условия. Пока таких условий еще нет.

Эти слова главы Советского правительства взволновали меня и в то же время успокоили. Я понял, что в нашей стране ведутся серьезные работы по подготовке полета человека в космос и то, что у меня еще есть время, чтобы все обдумать и окончательно решиться подать рапорт с просьбой зачислить меня кандидатом в космонавты. Что я подам этот рапорт, сомнений уже не было».

После запуска космической станции, облетевшей Луну и передавшей фотографии ее оборотной стороны, Гагарин подал рапорт о зачислении в отряд космонавтов.

Сергей Павлович Королев считал, что в космос должен лететь безусловно здоровый, подготовленный летчик, летчик-истребитель, имеющий опыт перегрузок, перепадов давления. Поскольку корабль «Восток» был маленький, предпочтение отдавали претендентам маленького роста (157 см у Гагарина) и веса.

Первый отряд советских космонавтов (снимок сделан в Сочи в мае 1961 года).Сидят в первом ряду слева на право: Павел Попович, Виктор Горбатко, Евгений Хрунов, Юрий Гагарин, С.П.Королёв, его жена Нина Королёва с дочкой Поповича Наташей, Евгений Карпов (начальник ЦПК), Николай Никитин (тренер по парашютной подготовке), Евгений Фёдоров (врач).Стоят во втором ряду слева на право: Алексей Леонов, Андриян Николаев, Марс Рафиков, Дмитрий Заикин, Борис Волынов, Герман Титов, Григорий Нелюбов, Валерий Быковский, Георгий Шонин.В заднем ряду слева на право: Валентин Филатьев, Иван Аникеев и Павел Беляев. 

«Из двадцати претендентов отобрали шестерых, ими стали: Юрий Гагарин, Герман Титов, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Павел Попович и Валерий Быковский. В период с декабря 1960 года по январь 1961 года шестеро кандидатов в космонавты готовились к первому полёту в космос в городе Жуковском, где удалось создать на первое время самые непритязательные условия для работы. Центр подготовки космонавтов был уже учреждён, но практически ещё не работал, поэтому основные тренировки проходили в одном из филиалов Лётно-исследовательского института (ЛИИ), в лаборатории № 47, где находилась модель космического корабля «Восток-3А». Позже Центр подготовки космонавтов всем наличным составом перебрался на постоянное место базирования — в Звёздный».

Современный центр подготовки космонавтов

Тренировки, теория, практика работы в штатных и нештатных ситуациях, отслеживание пусков космических аппаратов с собаками. А дома родилась вторая дочка. Юрий не рассказывал Вале, что он, возможно, полетит в космос, но офицерские жены в гарнизоне знали все. И когда он в шутку сказал:

- Ну, готовь чемодан с бельишком, полечу в космос! – Валя только спросила:

- А почему ты? Товарищи не обидятся?

Гагарины с первой дочкой, Леночкой
Интересно: «Тренировками космонавтов руководил знаменитый лётчик-испытатель Герой Советского Союза Марк Лазаревич Галлай. Когда кто-то из них занимал своё место в «шарике» корабля, Галлай говорил: «Поехали!», — и начиналось воспроизведение штатных и нештатных ситуаций полёта. Команда «Поехали!» звучала на каждой тренировке, к ней привыкли. А Марк Лазаревич рассказывал потом, что команду эту ещё до войны давал на тренировках один из лётчиков-инструкторов ленинградского аэроклуба, где учился летать сам Галлай».

«Королёв очень торопился, так как были данные, что 20 апреля 1961 года своего человека в космос отправят американцы. И поэтому старт планировалось назначить между 11 и 17 апреля 1961 года. Того, кто полетит в космос, определили в последний момент — на заседании Государственной комиссии выбрали Гагарина, его дублёром был назначен Герман Титов».

На стартовую площадку прибыли оба – Космонавт Один и Космонавт Два. Мало ли что могло произойти. Но вверх на лифте отправился Первый, Юрий Алексеевич Гагарин.

Фрагмент фильма "Укрощение огня"

История первого полета человека в космос изучена досконально. Я предлагаю посмотреть короткую реконструкцию полета.

60 лет назад, 12 апреля 1961 года, из космоса прозвучал голос русского парня, родившегося в смоленской деревне, крестьянского сына. Он сказал: «Вижу Землю… Красота-то какая!»

Потом была торжественная встреча в Москве, народ, заполнивший улицы и площади с самодельными плакатами в руках. Поездки по всему миру. Депутатская деятельность. Обучение в военно-воздушной академии им. Жуковского. Гагарин тренировался и был готов к полету на новом космическом корабле «Союз». Тренировки и полеты.

«27 марта 1968 года Гагарин погиб в авиационной катастрофе, выполняя тренировочный полёт на самолёте МиГ-15УТИ под руководством опытного инструктора В. С. Серёгина, вблизи деревни Новосёлово Киржачского района Владимирской области».

Я желаю нашим космонавтам успешных пусков и посадок. Мы смотрим на звезды и думаем: «Где-то там летит наша МКС с нашими русскими космонавтами. Мы не можем шагнуть в космос, как вы, но мы все равно рядом с вами. В мечтах».

Источник: https://cont.ws

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

#1 SteveCok 19.04.2021 02:53
http://nosovclub.ru/ 1xbet казино онлайн

1хбет казино: https://pokepast.es/71cdb897b07e1b2e b45_9c3
Цитировать